К церковному собору, предназначенному на 16 октября 1596 г. в Берести, обе стороны готовились, как к решающей стычке.
Группу сторонников унии в ожидании полемических дебатов было змицнено четырьмя иезуитскими теологами во главе с самым Петром Жалобой и тремя католическими епископами — луцким, львовским и холмським. Православную сторону, кроме владык, которые не подписали Торчинських артикулов (львовского и перемиського), представляло трое уполномоченных Константинопольского патриярхату и около двухсот человек из среднего духовенства - архимандриты, игумены, протопопи. Вне того, шляхта каждого из русских воеводств выслала к Берестя светских представителей, а мещане больших городов - собственные депутации. Понятно, что участниками собора были и князь Василий-Константин Острожский и его сын Александр: Острожские привели с собой немалый вооруженный отряд.
Съехавшись к Берестя и не дойдя, как и можно было ожидать, согласие даже относительно общего заседания, обе партии на третий день, 18 октября, начали соборовать врозь: унияти в городской соборной церкви св. Николая под охраной залоги котрогось из королевских посланцев, а православные - в усадьбе, где остановились князья Острожские. Каждый из соборов начал из провозглашение собственной правомирности, а кончил осуждением «отступников». Унийний митрополит Михаил Рогоза викляв и лишил сана непослушных львовского и перемиського владык, а на православном соборе наместник константинопольского патриярха Никифор, своей очередью, отлучил от Церкви и лишил сана митрополита Рагозу и владик-униятив.
Униатский синод в составе митрополита, пяти епископов и трех архимандритов под руководством трех католических епископов — папских легатов и трех королевских послов выполнил волю папы римского: его участники «совершили исповедование святой (т.е. рифм-католической) веры и отдалили послушание» папе Клименту VIII и его наследникам. Акт об этом с печатями был вручен папским послам, а 8 октября 1596 г. об это было выдана соборная грамота.