В это время по Движению котилась разрушительная волна монголо-татарского нашествия. В декабре 1240 г. хан Батый с большим войском перешел Днепр и взял в осаду Киев. Киевляне больше недели бились за свой город, но наконец оно было взято и разрушенное. После Киева орды Батыя двинули, подвергая разорению города и села Галицко-Волынского княжества, на мероприятие, разгромили армию союзных войск в Чехии, одержали победу над войском венгерского короля Бели IV и вышли к берегам Адриатики. Однако, имея в тыле разоренную, но непокоренную Русь, завоеватели были вынуждены в 1242 г. возвратиться.
Монголо-татарская угроза принудила Иннокентия IV включить вопрос о защите от захватчиков в повестка дня Первого Лионського Собора Римской церкви, созванного 24 июля 1245 г. За несколько недель до начала собора папа отправил в Орду посольство во главе с опытным дипломатом Джованни Паоло дель Карпини. Ему поручало передать большому хану предложение: принять католическую веру и установить мирное отношения с католическими государствами Западной Европы. Но перед этим посольство должно было встретиться с князьями и представителями церковной иерархии на Движении и убедить их в необходимости единения с Римской церковью. В феврале 1246 г. князь Данил Романович вступил в переговоры с папой Иннокентием IV об организации крестового похода против монголо-татарских полчищ вместе с европейскими государствами, при условии подчинения местных епархий римской юрисдикции.
Тяжелое положение, в котором находилась Галицко-Волынская Русь, когда на нее с одного стороны давили татары, а со второго — польско-венгерские феодалы, привело князя Данила Романовича к мысли принять предложение папы римского об общих действиях. Папа Иннокентий IV, воспользовавшись этим, буллой от 27 августа 1247 г. поспешил провозгласить единение галичских князей с римской церковью. Легатом и архиепископом на Русь был предназначенный Альберт Суєрбер, но ему так и не удалось выполнить свою миссию. Данил, убедившись в коварных намерениях папы римского, прекратил отношения с римской курией.
Около 1254 р папа вторично предлагает Данилови королевскую корону и скипетр, обещая организовать крестовый поход против монголо-татарского ярма. Данил Галичский королевскую корону принял и короновался в Дорогичини (на Западном Буге) в 1254 г. Но, убедившись в потому, что ждать помощи с Риму напрасно, снова прекратил отношения с папой. Итак, первые попытки унии украинской церкви с римской оказались неудачными.
Как видим, отношения Риму с князем Данилом Галичским базировались не на идее виросповидной единства русской церкви с римской. Переговоры происходили по инициативе Риму. К согласию на унию понуждалась сторона, которая испытывать политических осложнений и надеялась на поддержку со стороны римской курии.
Две унии
Руководствуясь сугубо политическими, мирскими мотивами, византийский император и римские первосвященники заключили Лионську унию 1274 г. и Флорентийскую унию 1439 г. Однако эти унии на Движении не были принятые, хотя Константинополь и Рифм старались подчинить папству и Москву. Для этого был использован митрополит Исидора — грека с Фесалоник, друга и агента папы Евгения IV.
Тогда, в первой половине XV ст., точилась упрямая борьба за митрополитский центр на Движении между Москвой и Литвой. После смерти митрополита Фотия (1431 г.) московский большой князь Василий Васильевич (Темный) с русскими архиереями и всем духовенством в 1432 г. избрали митрополитом Киевским и всей Движении рязанского епископа Иону. А литовский князь Свидригайло послал в Константинополь к патриарху своего кандидата на Русскую митрополию смоленского епископа Герасима, который в 1433 г. был утвержденный митрополитом, но только Литвы. Когда єпископ Иона, который несколько лет исполнял обязанности митрополита, прибыл 1436 г. к Константинополю за утверждением, ему отказали, сказав, что митрополитом всей Движении уже поставлен грек Исидора. Ионы пообещали митрополию после Исидора.
Нетрудно понять, чему Константинополь отдал предпочтение Исидору, презрев московским кандидатом Ионой. Правительство Византии, на которую со всех сторон наседали турецкие завоеватели, искал для борьбы против них военную помощь в Западной Европе. Папа римский обещал предоставить такую помощь, но за это требовал вступить в унию с Римом и признать верховенство римского первосвященника. Византийский император Иоанн Палеолог и церковные иерархи, которые находились в очень затруднительном политическом положении, зголосились на унию и на угождение Риму готу были втянуть к ней и Русь. Поэтому по рекомендации руководства католической церкви и был висвячений в Константинополе на Русскую митрополию Исидор, активный приверженец унии.
В апреле 1437 г. Исидор прибыл к Москве, где ему встретили не очень благосклонно, так как он не скрывал своих взглядов и симпатий к латинству. Пробыв в столице около четырех месяцев, он начал собираться на Флорентийский собор, который должен был решить вопрос об унии Константинополя с Римом. Из собора, который провозгласил унию (1439 г.), Исидор ехал к Москве как кардинал и «легат от ребра апостольского в землях ливонських, литовских и русских», т.е. как фактический наместник папы римского в русских княжествах. Он удостоился этого титула от папы Евгения IV за активное участие в подготовке необходимого ему решения собора.
Когда Исидор, отправляя литургию в марте 1441 г. в Успенском соборе Кремля, вспомнил имени папы Евгения, а потом провозгласил акты Флорентийского собора, то этим вызвал гнев большого князя, духовенства и верующих. Василий назвал Исидора лжепастирем, предателем православия и велел подвергнуть заключению его в монастыре. Собор епископов 1441 г. признала подпись Исидора под актом унии недействительным, осудил его как еретика и лишил сана. Кардиналу удалось убежать в Литву, но и там он не нашел поддержки унии и навсегда подался к Риму, где и умер 1462 г. в сане кардинала и с титулом Константинопольского (униатского) патриарха. Кстати, и Константинополь вскоре отказался от Флорентийской унии. Исидор был последним лицом греческого происхождения во главе Русской церкви.
В Москве после этого признали невозможным в дальнейшем поддерживать связи с Константинопольской церковью, которая приняла унию. Именно Флорентийский собор стал одной из основных причин, которая русская церковь 1448 г. отделилась от константинопольской и стала автокефальной, т.е. самостоятельной.
В 1453 г. турки пограбили Константинополь, которое стало большой потерей для общечеловеческой культуры.
В 1458 г. по указанию папы Каллиста III в Литву с Риму прибыл митрополит Г. Болгарин — ученик Исидора. Король Казимир принял предназначенного Римом митрополита, однако Григорий, трезво оценив ситуацию, не принимал жодних меры к утверждению унии, а в 1470 г. даже совсем отказался от нее. Царегородський патриарх Дионисий признал его православным и благословил на Киевскую митрополию.
Безуспешными оказались и дальнейшие попытки королей польских и больших князей литовских привести православное население подчиненных им украинских и белорусских земель к послуху Римскому престолу. Итак, Флорентийская уния не оставила жодних заметных следов. Другое значение малая Брестская уния 1596 г. Перед тем как проанализировать причины следствий этой унии, следует вспомнить унии, которые ей предшествовали.