феномен «официальной», «советской» церкви
На протяжении всего послевоенного периода, вплоть до 80-конца х лет, продолжительная интеграция некоторых христианских церковных структур к общественно-государственной системе - процесс, который начался в 40-середине х лет. Вопреки административному и идеологическому давлению, несмотря на декларированное «обособление церкви от государства», эти структуры постепенно получали официальный статус представителей религиозной жизни христиан в СССР.
Инициатива в отношениях с ними целиком принадлежала власти. Хотя основная масса верующих не были свободными от административного контроля и «ожоги» органов госбезопасности, тем не менее существование их руководящих структур имело довольно стабильные основания. Они служили довольно мощным средством легитимации советского режима на международной арене, декларируя лояльность к коммунизму и защищая «миролюбивую внешнюю политику СССР» на всяческих форумах.
Их функцию ярко символизировал небольшой цветной пропагандистский буклет, тиражированный в 80-х годах «на заграницу» разными языками. Буклет имел название «I'm free to believe» и парадно демонстрировал «полнейшую реализацию свободы совести в СССР».
Среди христианских конфессий СССР к этому официозу более всего были заангажированные Русская (Русская) православная церковь, а также официальная протестантская структура — Союз ЄХБ, что объединял лояльных баптистов, пятидесятников и меннонитив. Следует подчеркнуть, что лояльность этих структур не могла и не может быть предметом безоговорочного и торопливого осуждения. Она представляла плату за самую возможность миллионам верующих исповедовать свою веру после десятилетий запретов и репрессий. Вместе с тем конформнисть относительно системы привела к таким отрицательным явлениям во внутрицерковной жизни, как чрезвычайная бюрократизация управления, формализация религиозной активности, снижение, вопреки декларациям, культурной и социальной активности. Эти явления подкармливали нонконформистськи расположения духа в христианской среде, были одной из причин его дезинтеграции, существование религиозного подполья.