Автокефалия поместной церкви во всех странах с преобладанием православного населения является важным показателем государственной независимости. Государство заинтересовано в ней как мощной сопротивлении для укрепления национально-политической идентичности и распространение идей патриотизма и государственности.
Руководство УПЦ не считает автокефалию делом ближайшего будущего. Архиерейский собор УПЦ в декабре 1996 p. отказался от курса на получение автокефалии. Задекларированные причины - неоднозначное восприятие этой идеи внутри церкви, отсутствие духовного единства, невозможность ныне на этом пути преодолеть религиозные конфликты. Отсутствие предпосылок сегодня, правда, не исключает их возникновения в будущем. Тем не менее эта позиция практически сняла вопрос об украинской автокефалии из повестки дня ближайших соборов Московского патриархата.
УПЦ-КП резко подвергает критике эту позицию, считая, что в независимой стране должны быть независимая церковь. Спикеры церкви высказывают уверенность, которая наконец автокефалия будет получена, ссылаясь на исторический опыт других церквей и отсутствие в православии четко («канонически») определенного способа и порядка предоставления автокефалии. Делается ударение на необходимости поддержки идеи автокефалии государством и национально-патриотичными силами.
Руководители и представители УАПЦ считают именно свою церковь спадкоємницею традиций автокефалии и соборноправности. Позиции этой церкви послабленные через мощные центробежные тенденции (переход части приходов и епископов к УПЦ-КП в 1992 p., раскол 1996 p.). Тем не менее именно УАПЦ выдвигает идее о необходимости достичь прежде всего внутренней каноничности (преодолеть раскол, исправить недостатка приведения в порядок, дисциплины, образования, богословие). Не исключается возможность объединения православных юрисдикций в единую Украинскую церковь.
Московский патриархат особенно заинтересован в православной Украине. Православные приходы Украины всегда представляли и представляют основу РПЦ как наибольшей среди поместных православных церквей. Украинская православная церковь в юрисдикции Московского патриархата со своими 7385 общинами (на начало 1998 г.) и до сих пор является львиной частицей сегодняшней РПЦ. Историческая и духовная традиция Киевской митрополии, в частности ее происхождения от апостола Андрея Первозваного, была перебранная Московским патриархатом и обеспечивала ему авторитет одной из древнейших православных церквей в славянском миру. Окончательное обособление православной Украины заставило бы РПЦ искать собственное исторические корни, собственные резервы для расширения и укрепление своей организации. Украинская автокефалия может стать примером для других православных на территории бывшего СССР. И вдобавок и в самой России довольно сильной есть оппозиция к официальному московскому православию, передовсим со стороны заграничной («карловацькой») церкви. Все это питает активное противодействие иерархии РПЦ относительно украинской церковной самостоятельности. Соответствующего влияния испытать иерархия УПЦ, которая, находясь в московской юрисдикции, вынуждена подчиняться общецерковной дисциплине. Вне сомнения, и русская политическая элита заинтересована в подчинении УПЦ Московскому патриархату.
Позиция Вселенского Патриарха Варфоломея И определяется как церковными, так и позацерковними факторами: материальным и финансовым послаблениям Константинопольского патриархата; политическим его послаблением учитывая позицию Турции и особенно российско-турецкие отношения; довольно сложным положением в православном миру (екуменични шаги Вселенского Патриарха подвергаются критике православных реакционеров в разных поместных церквях); желанием остаться охранником традиции, арбитром в отношениях поместных православных церквей; отсутствием однозначно определенного претендента на украинскую автокефалию через низменность православия в Украине на несколько юрисдикций.
Очевидно, в ближайшее время Константинополь не осуществит шагов, откровенно направленных против претензий Московского патриархата. Наоборот, продекларована общая верность традиционным установкам: единой православной церковью в Украине провозглашенная УПЦ (Одесса, сентябрь 1997 p.). Вместе с тем позиция Вселенского Патриарха отличается от московской. Он, хотя и довольно осторожно, дал понять, что не считает проблему украинского православия решенной. И вдобавок Варфоломей И уже удостоверил свое участие в решении «украинского вопроса», приняв в 1995 г. под свою юрисдикцию украинские православные церкви в США и Западной Европе.
Тем не менее эта, пока что теоретическая, благосклонность Вселенского Патриарха к идее украинской автокефалии не реализуется до тех пор, пока не определится претендент на автокефалию: необходимым условием становится преодоление прищепа между православными юрисдикциями. Признание автокефалии украинского православия конец концом зависит не от внешних церковно-политических комбинаций, не от политики украинского правительства. Оно зависит от усилий, направленных на преодоление внутренних споров, прищепов - «внутренней неканоничности» (нарушение православного принципа поместного церковного управления «одна территория - одна церковь - один єпископ»). Лишь национально-территориальный, поместный, а не этнический принцип может быть подпочвам канонической автокефалии Православной церкви в независимой Украине.