Возвратившись домой с княгиней, корсуньскими церковнослужителями, святыми мощами Климента и его ученика Фива, разнообразному нарядом и трофеями, князь начал утверждать новую веру, начиная из Киева: "...Владимир послал посланцев своих по всему огороду, говоря: "Если не появится кто завтра на речке богатый, или убогий, или старец, или раб, — это мне тот противником будет".
И, это услышав, люди с радостью шли и говорили: "Если бы сие не хорошо было, князь и бояре сего бы не приняли". А назавтра вышел Владимир с попами цесарициними и корсунъськими на Днепр. И сошлось людей без счета, и влезли они 6 воду, и стояли — те к шее, а вторые — к груди. Дети же [не отходили] от берега, а другие грудных детей держали. Взрослые же бродили [в воде], а попы, стоя, молитвы создавали" — сообщает летопись. Дальше князь: "повелел он делать церкви и ставить [их] на местах, где вот стояли кумиры. И поставил он церковь святого Василия [Большого] па холме, где вот стояли кумиры Перун и другие и где жертвы приносили князь и люди. И начал он ставить по огородам церкви, и попив [наставлять], и людей на крещение приводить по всем огородам г селах".
На Старокиевской горе была сооружена церковь Святой Богородицы, которая на определенное время стала кафедральным собором столицы. На ее строительство и удержания выделены десятую часть княжеских прибылей — поэтому она и получила название Десятинной. Настоятелем ее стал Анастас Корсунянин, который помог князю хитростью получить византийскую твердыню в Крыму. Вместе с ним служили здесь византийские священники и воспитывались церковнослужители из числа местного населения. Религиозная жизнь Киевской Движении вступило в новую эпоху своего развития .